+7916-080-1835
WhatApp/Viber/Tel
Главная/О нас/

О нас

Наступление французских войск на Праценские высоты началось в 9-м часу утра, когда левое крыло союзников, по мнению Наполеона, достаточно отдалилось от центра. Центр русской армии, который в существенной степени составляла гвардия, не сумел сдержать натиск французов и отступил. В ставших "классическими" описаниях битвы как правило указывалось, что на Праценские высоты Наполеон бросил основные силы своей армии численностью свыше 50 тыс. человек, чем создал здесь значительный численный перевес в свою пользу. Однако позднейшие исследования показывают, что это не соответствует действительности. Фактически русские войска на высотах имели даже незначительное численное преимущество над двумя задействованными дивизиями французов.

После занятия Праценских высот Наполеон направил удар главных сил в тыл левому крылу союзников, которое оказалось охвачено противником с запада, севера и востока, имея с третьей, южной, стороны препятствие в виде прудов. Только тогда командующий левым крылом союзников Ф. Буксгевден, начал отступление. Часть его войск была отброшена к Сачанским прудам и была вынуждена отступать по замёрзшему льду. Как показали позднейшие исследования французских историков, при этом отступлении потонуло в прудах и погибло от огня артиллерии от 800 до 1000 человек, тогда как Наполеон в победном бюллетене говорил о 20 тыс. утонувших.

Между тем правое крыло союзной армии под командованием Багратиона, чётко и хладнокровно управлявшего своими войсками, оказывая жёсткое сопротивление, вынуждено было также отступить после того, как Наполеон направил против него в помощь своему левому крылу и кавалерию Мюрата. Императоры Александр и Франц бежали с поля боя ещё задолго до окончания сражения. Раненый Кутузов едва спасся от плена.

К вечеру 2 декабря стороны могли подводить итоги, главным из которых можно считать тот, что третья коалиция распалась. Русская армия впервые со времён Петра Великого проиграла генеральное сражение. Победоносный угар русского императора сменился полным отчаянием. «Смятение, охватившее союзный олимп, было так велико, что вся свита Александра I рассеялась в разные стороны и присоединилась к нему только ночью и даже наутро. В первые же часы после катастрофы царь скакал несколько вёрст лишь с врачом, берейтором, конюшим и двумя лейб-гусарами, а когда при нём остался лейб-гусар, царь, по словам гусара, слез с лошади, сел под деревом и заплакал».